Дзэн-мастер Сунг Сан

Дзэн-мастер Сунг Сан 2017-11-18T03:46:00+00:00

Сунг Сан
Дзэн-мастер Сунг Сан (Сунг Сан Дэ Сон Са Ним) — основатель международной школы дзэн Кван Ум, 78 патриарх в линии передачи ордена Чоге корейского буддизма (Chogye Order), берущей начало от Будды Шакьямуни.

Он получил передачу в возрасте 22 лет от знаменитого корейского дзэн-мастера Ко Бонга, таким образов став самым молодым мастеров дзэн в Корее. После трех лет безмолвной медитации он посвятил себя реновации ордена Чоге и основал важную  организацию буддистов-мирян — Объединенную Буддийскую Ассоциацию (United Buddhism Association).

После того как он основал храмы в Токио и Гонг-Конге, дзэн-мастер Сунг Сан отправился в США, став первым корейским дзэн-мастером, живущим и дающим учение на Западе. При участии небольшой группы учеников он основал дзэн-центр в Провиденсе, который стал штаб-квартирой более 100 центров по всему миру — в Америке, Европе, Азии и Африке.

На основе различных выступлений, лекций и диалогов с учениками дзэн-мастера были составлены и выпущены книги «Компас дзэн», «Посыпание Будды пеплом», «Только не знаю», «10 врат». Так-же дзэн-мастер Сунг Сан составил книгу коанов с комментариями «Весь мир — один цветок. 365 коанов» и книгу стихов «Кость пространства».

Дэ Сон Са Ним ушел из жизни 30 ноября 2004 года.

Биография Сунг Сана из книги «Посыпание Будды пеплом»

Сунг Сан Соен-са родился в Сеун Чоене (Северная Корея) в 1927 году. Его родители были христиане-протестанты. Корея тогда находилась под жёстким военным правлением Японии и любая политическая и культурная свобода безжалостно подавлялась. В 1944 году Соен-са примкнул к Корейскому подпольному движению сопротивления. Вскоре его схватила японская полиция и он едва избежал смертного приговора. После освобождения из тюрьмы, Соен-са с двумя друзьями украл у родителей несколько тысяч долларов и пересёк хорошо охраняемую Манджурскую границу, чтобы примкнуть к Свободной корейской армии.

После Второй Мировой войны, Соен-са изучал западную философию в университете Донг Гук, но политическая ситуация в Южной Корее становилась всё более сложной.

Соен-са пришёл к выводу, что политической деятельностью и академическими занятиями невозможно серьезно помочь людям. Он обрил голову и ушёл в горы, поклявшись не возвращаться пока не познает абсолютную истину.

Три месяца он изучал священные конфуцианские тексты, но конфуцианство не удовлетворило его. Однажды, монах небольшого горного храма дал ему Алмазную Сутру; и он впервые познакомился с буддизмом. «Все вещи, явленные в мире, преходящи. Если вы рассматриваете все явленные вещи как никогда не появлявшиеся, вы реализуете своё истинное „Я“».

Когда Соен-са прочёл эти строки, его ум прояснился. За следующие несколько недель он прочёл много сутр. И в конце концов, решив стать буддистским монахом — в октябре 1948 года стал им.

Соен-са уже понял сутры. Он понял, насколько важна теперь для него практика. Поэтому, через десять дней после посвящения, он ушёл глубоко в горы и начал непрерывную стодневную практику в уединении на горе Вон Гак (гора Совершенного Просветления). Питался он только высушенной и растолчённой сосновой хвоей. По двадцать часов, ежедневно, пел гимн Великой Дхарани Изначальной Энергии Ума. Несколько раз в день купался в ледяной воде. Он прошел очень суровую практику.

Вскоре его одолели сомнения. Зачем нужно уединение? Зачем ударяться в такие крайности? Разве нельзя спуститься в небольшой храм в тихой долине, жениться, как принято у японских монахов, и постепенно достичь просветления в кругу счастливой семьи? Как-то ночью сомнения настолько усилились, что он решил уйти и запаковал свои пожитки. Однако на следующий день, его ум прояснился и он остался. Через несколько дней всё повторилось. И далее, в течение последующих недель, он упаковывал и распаковывал вещи девять раз.

К этому времени миновало пятьдесят дней, и Соен-са был сильно изнурен. По ночам начинались пугающие галлюцинации. Из темноты появлялись демоны, угрожающе жестикулировали. Духи подкрадывались сзади и хватали за горло холодными пальцами. Огромные жуки кусали за ноги. Тигры и драконы, завывая, бродили вокруг. Его одолевал постоянный ужас.

Прошел месяц и страшные галлюцинации сменились приятными. Порой являлся Будда и обучал его какой-нибудь сутре. Иногда, в роскошных одеяниях появлялись Бодхисаттвы и уверяли его, что он попадёт на небеса. Случалось, он падал от усталости, и тогда Квансеум Босал мягко будила его. Через восемьдесят дней тело его окрепло, но кожа позеленела от сосновой хвои.

Однажды, за неделю до конца уединения, Соен-са шёл распевая священный гимн и поддерживая ритм с помощью моктака. Вдруг слева и справа от него появились два мальчика лет одиннадцати-двенадцати и поклонились ему. Дети были в разноцветных одеждах, их лица светились неземной красотой. Соен-са удивился. Как же материализовались эти демоны при сильном и совершенно чистом уме? Он пошёл вперёд по узкой горной тропе, оба мальчика сопровождали его, проходя сквозь лежавшие по обочине валуны. Вместе они шли около получаса, затем вернулись к алтарю, а когда Соен-са, сделав поклон, выпрямился — мальчики исчезли. Так повторялось ежедневно в течение недели.

Наконец, настал сотый день. Соен-са пел и бил в моктак. Вдруг его тело исчезло и он оказался в бесконечном пространстве. Издалека слышались удары моктака и звук собственного голоса. Некоторое время Соен-са оставался в таком состоянии. Вернувшись в свое тело, он понял: скалы, река, всё что он видел и слышал — его истинное «Я». Все вещи такие, какие они есть. Истина «просто как это».

Ночью Соен-са спал очень хорошо. Проснувшись на следующее утро, он увидел мужчину, поднимавшегося в гору, увидел ворон, слетевших с дерева, и написал следующее стихотворение:

Дорога под горой Вон Гак —

Не дорога настоящего.

Человек, несущий в гору мешок —

Не человек прошлого.

Ток, ток, ток — его шаги

Связывают прошлое с настоящим.

Вороны слетели с дерева.

Карр, карр, карр.

И Соен-са спустился с гор. Вскоре он встретил Дзен Мастера Ко Бонга, чьим учителем был Дзен Мастер Манг Гонг. Ко Бонг почитался самым блестящим Дзен Мастером в Корее, и одним из самых суровых. В то время он учил только мирян; монахи, по его словам, недостаточно усердны чтобы стать хорошими учениками Дзен. Соен-са хотел проверить своё просветление у Ко Бонга, поэтому пришёл к нему с моктаком и сказал: «Что это?» Ко Бонг взял моктак и ударил в него. Оказалось, как раз этого ожидал Соен-са.

Соен-са спросил: «Как мне практиковать Дзен?»

Ко Бонг сказал: «Однажды монах спросил у Дзен Мастера Джо-джу: „Зачем Бодхидхарма пришёл в Китай?“ Джо-джу ответил: „Сосна в переднем дворике“. Что это значит?»

Соен-са понял, но не знал как ответить: «Я не знаю».

Ко Бонг сказал: «Удерживай этот „не-знающий“ ум. Такова истинная практика Дзен».

Всю весну и всё лето Соен-са занимался, в основном, Дзен работы. Осенью, он сел в Дзен на стодневную медитацию в монастыре Док Са, где научился языку Дзен и Дхарма-поединкам. Зимой он заметил, что монахи недостаточно усердно занимаются практикой, поэтому решил помочь им. Как-то ночью, когда он нес караульную службу (в те времена случались грабежи), он вытащил из кухни все горшки и кастрюли и расставил их кружком на переднем дворе. Следующей ночью перевернул Будду на главном алтаре лицом к стене, а чашу для сжигания благовоний (национальное достояние) повесил на персиковое дерево в саду. На второе утро, весь монастырь гудел подобно улью. Ходили слухи о сумасшедших грабителях, а может, о богах, сошедших с гор, чтобы предупредить монахов: практику следует исполнять более усердно.

На третью ночь Соен-са прошёл на половину монахинь, взял семьдесят пар обуви и перед комнатой Дзен Мастера Док Сана расположил их, как на витрине обувного магазина. Однако на этот раз, одна из монахинь проснулась, не нашла своей обуви, подняла тревогу, разбудив всех, и Соен-са схватили. На следующий день его привели на суд. Большинство монахов проголосовало за то, чтобы дать ему шанс исправиться (все монахини единодушно были против), и его не изгнали из монастыря. Однако он должен был принести формальные извинения всем старшим монахам.

Сначала он пришёл к Док Сану и поклонился.

Док Сан сказал: «Работай хорошенько».

Затем он пошёл к старшей монахине. Она сказала: «Вы, молодой человек, внёсли в монастырь слишком много хаоса».

Соен-са засмеялся и сказал: «Весь мир полон хаоса. Что я могу поделать?»

Она не нашлась, что ответить.

Затем Соен-са отправился к Дзен Мастеру Чун Сонгу, известному своими дикими поступками и непонятным языком. Соен-са поклонился ему и сказал: «Я убил всех Будд прошлого, настоящего и будущего. Что мне делать?»

Чун Сонг сказал: «Ага!» и заглянул в глаза Соен-са. Затем спросил: «Что вы видите?»

Соен-са сказал: «Вы уже понимаете».

Чунг Сонг спросил: «Это всё?»

Соен-са сказал: «На улице, за окном кукует кукушка».

Чу Сонг, рассмеявшись, сказал: «Ага!» Потом задал ещё несколько вопросов, на которые Соен-са легко ответил. Наконец, Чунг Сонг вскочил и затанцевал вокруг Соен-са, выкрикивая: «Ты просветлён! Ты просветлён!»

Новость быстро распространилась и люди поняли события предыдущих дней.

15 января, когда медитации были закончены, Соен-са отправился повидать Ко Бонга. По дороге в Сеул он имел беседы с Дзен Мастером Кеум Бонгом и Дзен Мастером Кеум О. Оба дали ученику Дзен инку — подтверждение его великого пробуждения.

Соен-са прибыл в храм Ко Бонга с рюкзаком за плечами, одетый в свои старые запятнанные одежды, в которых провел горное уединение. Поклонившись Ко Бонгу, он сказал: «Все Будды оказались кучей трупов. Как насчёт похоронной службы?»

Ко Бонг сказал: «Докажите это!»

Соен-са полез в свой рюкзак и достал сушеную рыбу и бутылку вина: «Вот остатки от поминального обеда».

Ко Бонг сказал: «Тогда налей мне вина».

Соен-са сказал: «О’кей. Дайте мне свой стакан».

Ко Бонг протянул свою ладонь.

Соен-са хлопнул его по ладони бутылкой, сказав: «Это не стакан, а ваша рука». И поставил бутылку на пол.

Ко Бонг засмеялся и сказал: «Неплохо. Ты почти готов. Но у меня есть несколько вопросов».

Он стал задавать Соен-са наиболее трудные из тысячи семисот традиционных коанов Дзен. Соен-са отвечал без затруднений.

Тогда Ко Бонг сказал: «Хорошо, один последний вопрос. Мышь ест кошачью еду, но кошачья миска разбита. Что это значит?»

Соен-са сказал: «Небо синее, трава зелёная». Ко Бонг покачал головой и сказал: «Нет».

Соен-са опешил. До сих пор ему всегда удавалось правильно отвечать на вопросы Дзен. Он покраснел и начал приводить один за другим ответы в стиле «как это». Ко Бонг продолжал качать головой. В конце концов Соен-са рассердился, расстроился и воскликнул: «Три Дзен Мастера дали мне инку! Почему же вы говорите, что я ошибаюсь?»

Ко Бонг сказал: «Какое это имеет значение? Скажи мне?»

Следующие пятьдесят минут Ко Бонг и Соен-са сидели лицом к лицу как два кота-соперника в наэлектризованном молчании. Затем, внезапно Соен-са дал ответ, ответ из области «просто как это».

У Ко Бонга глаза повлажнели и лицо осветилось радостью. Он обнял Соен-са и сказал: «Ты — цветок, я — пчела».

25 января 1949 года Соен-са получил от Ко Бонга трансмиссию Дхармы, став, таким образом, Семьдесят Восьмым Патриархом по этой линии передачи. И это была единственная трансмиссия, данная Ко Бонгом.

После церемонии Ко Бонг сказал: «В течение следующих трёх лет храните молчание. Вы свободный человек. Встретимся снова через пятьсот лет».

Теперь Соен-са стал Дзен Мастером, а тогда ему исполнилось двадцать два года.